gototopgototop
|

Общим знаменателем нового пути фотографии в начале XX века был уход от художественных принципов и приемов, заимствованных из живописи или графики, и предпочтение чисто фотографических средств выражения. Творческие стремления с самого начала шли в двух главных направлениях, из которых первое (более сильное в США) ставило своей целью «фотографическое изображение мира», в то время как второе (более сильное в Европе) на первое место ставило «мир фотографического изображения». Первое направление получило в США название в более широком смысле Straight photography (непосредственная, прямая фотография), или в более узком значении — New objectivity (новая вещественность, объективность). В Европе это направление связано с немецким движением Neue Sachlichkeit (новая вещественность), главным представителем которого в фотографии был Альберт Ренгер-Патч (Albert Renger-Patzsch).

Работы американца Пола Стрэнда (Paul Strand) 1910-х годов являются первыми примерами «новой вещественности» в фотографии. Стрэнд предвосхитил типичные сюжеты нового направления в светописи, наряду с репортажными снимками он фотографировал «абстрактные» формы предметов быта, а позднее детали машин, природные образования, корни деревьев, поверхность камней. Эти сюжеты резко отличались от тех, которые когда-то предпочла пикториальная фотография. Перемена сюжетов мотивировалась новым интересом к предмету, к наружному виду вещей окружающего мира.

Плывущий акт. Фото Эдварда Уэстона, 1939 г. © Edward Weston


Белые дюны. Фото Эдварда Уэстона, 1936 г. © Edward Weston

Творчество американского фотографа Эдварда Уэстона (Edward Weston) принадлежит большей частью к реалистическому направлению «непосредственной фотографии». Его работы по всей плоскости изображения абсолютно резки, с резкостью сочетается и наиболее полная передача объемных и световых качеств предмета. Ради сохранения максимальной естественности Уэстон не делал увеличений со своих негативов. Фотограф интересовался, в частности, фактурой бесформенных природных веществ. Еще в 1929 году появились его первые фотографии, изображающие детали стволов и корней кипарисов. С тех пор природные мотивы стали в его творчестве преобладающими. Уэстон стал пользоваться исключительно естественным светом, и, даже фотографируя портреты и акты, он уже не вернулся к студийному освещению. Выдвигая на первый план форму и структуру предмета, Уэстон, собственно говоря, выполнял основную программу «новой вещественности». Однако он не пытался, как, например, Ренгер-Патч, распространить этот метод на, возможно, большую часть вещественного мира, но старался углубить и уточнить свой подход: «Снять камень так, чтобы он выглядел как камень, но в то же самое время был больше, чем камень».

В 1923 году Уэстон познакомился с дочерью итальянских эмигрантов Тиной Модотти (Tina Modotti). Вместе они отправились в Мексику, где Уэстон обучал Тину фотографии. Снимки Тины этого периода были созданы под влиянием «непосредственной фотографии», в них чувствуется восхищение красотой обыденных предметов, будь то побеги бамбука или печатная машинка знакомого писателя.

 

 

Влияние Уэстона начало широко распространятся с 1932 года, когда в Калифорнии возникла Группа Ф/64. Уже само название группы указывает на то, что ее члены по примеру Уэстона использовали в большинстве случаев максимальное значение диафрагмы и получали в итоге резкое изображение по всему кадру. Кроме Уэстона, наиболее известным участником неформального и только три года просуществовавшего содружества был Ансель Адамс (Ansel Adams). Основное место в его творчестве занимает пейзаж — безлюдные ландшафты калифорнийских гор и пустынь.

Стиль Адамса часто определяют как «магический реализм»: в его пейзажах проявляется первозданная красота девственной природы. Адамс разработал систему «десяти световых зон», которая позволяла с помощью экспонометра заранее определить художественный эффект всех участков композиции. Европейская «новая вещественность», в отличие от произведений Уэстона, проникнута духом абстракции, умозрительностью и идеологией формальной красоты и совершенства вещественного мира. Характерны уже сами названия главных произведений, посвященных «новой вещественности»: А. Ренгер-Патч — «Мир прекрасен», К. Блоссфельдт — «Праформы искусства».

 

В книге Ренгер-Патча «Мир прекрасен» было опубликовано около сотни фотографий растений, индустриальных объектов, предметов массового производства. Раскрытие красоты ничего не значащих предметов чисто фотографическими методами — программное положение Ренгер-Патча. В своей книге Ренгер-Патч писал: «Оставим искусство художникам и попытаемся с помощью фотографических средств создавать изображения, которые могли бы защитить свою честь фотографическими качествами, не прибегая к кредиту из области искусств».

Другой представитель европейской ветви «новой вещественности» немецкий скульптор и фотограф Карл Блоссфельдт (Karl Blossfeldt) в основном делал снимки растений. Через эти снимки автор стремился показать красоту природы и доказать что основные эстетические формы искусства имеют прототипы в мире растений, отсюда и название его книги, изданной в 1928 году «Праформы искусства» («Urformen der Kunst»). Европейская и американская ветви «новой вещественности» встретились на знаменитой штутгартской выставке «Фильм и фото» (1929), участие США на которой обеспечивал именно Эдвард Уэстон.

 

 

В первой четверти XX века усилилось влияние на фотографию формалистических школ живописи, возрос интерес к интерпретации в фотографии форм реального мира, а не к разработке образных принципов. Для представителей этого направления фотоавангарда характерна игра форм, вычурное сочетание линий и светотональных переходов, нереальные перспективные построения, беспредметные композиции. Фотографы стремились нащупывать в предметах какой-то собственный смысл, чуть отвлеченную логику конструкции, пластики и отношений с пространством.

 

 

Материал подготовлен http://prophotos.ru

Комментарии:

Тел: 8(495)64-782-54
email: info@horecalive.ru